Яков Сычиков. Макаронки (рассказ)

Идентичный натуральному

 

 

 

Чувство голода похоже на праздник, которого ждешь, а он все никак не приходит. Но для праздника нужны деньги. А были ли деньги? Денег вовсе не было. Но зато имелась одна идея, вооружившись которой, я отправился в магазин «Грош цена». Был у нас такой магазинишка: торговал просрочкой по «низким» ценам. Теперь на его месте стоит «Пятерочка».

На мне пальто было – на пару размеров больше. С глубокими такими, оттопыренными карманами. Засунув в них руки, я солидно прохаживался вдоль стеллажей и, делая вид, что выбираю, брал тот или иной товар и, насупившись, читал состав. Не то чтобы отсутствие или наличие глютена, ГМО, консервантов и сахара волновало меня (да и фраза «идентичный натуральному» устраивала полностью), но гладкие упаковки молочных продуктов приятно холодили пальцы, а маняще красочные – конфет развратно шуршали в руках. Не говоря уже о будоражащих ароматах мясного отдела.

Однако ни сосиски, ни колбасы в мой план не входили, и, дойдя до бакалеи, с растравленным аппетитом и полным ртом слюней, я встал возле полок с макаронами, которые отпускали здесь в развес.

Маленькие желтые макарошки рассортированы были по разным лоткам. В одном находились ракушки, в другом трубочки, в третьем – лапша, так же отдельно лежали – и те, что в форме звездочек, и разные другие тоже. В детстве, когда, бывало, особо нечего есть, я любил жаренные макаронки с сахаром.

Затравлено озираясь, я запустил в них дрожащие пальцы, как в морской чистый песок, и до отказа набив ими карманы, направился к кассе. В этот безотрадный будничный полдень покупателя почти не было, и девушка на кассе оправданно разглядывала ногти. Однако это не уменьшало волнения и, держа руки в карманах, я боялся лишний раз пошевелить ими и выдать себя предательским шорохом.

- Куда это вы направляетесь, молодой человек? – обратилась она ко мне. На лоб ей классически свесилась кудряшка крашенных волос и не менее классически она сдувала ее подальше от глаз. – Неужели ничего не решились купить у нас? Так долго ходили, выбирали, я за вами наблюдала. Так ничего и не приглянулось?

- Да уж, что-то непокупной, видимо, сегодня день, - попытался я робко отшутиться.

- Так уж и «непокупной»? - встрял откуда-то из-за спины охранник. – А макароны? – Он стоял позади, пожилой, лет пятидесяти, но крепкий мужчина, и дыхание его было послеобеденно тяжелым.

- Вы на что намекаете? – вырвалось у меня нервно.

- Да нет, ни на что, просто вы так на них смотрели…

- И совсем я на них не смотрел!

- А мне показалось, что даже набирали куда-то.

- Вот именно что «куда-то», - взялся я побороть приступ удушья наглостью. – У вас там бардак такой, что и насыпать товар некуда. Пакетики рвутся, и один совочек на пять лотков.

- А пройдемте посмотрим, что же там у нас за бардак. Я вам и пакетики где взять покажу…

- Да, Вадим Несторович, проводите клиента, - съязвила кассирша.

Деревянный походкой я поплелся вслед за ретивым охранником, как уходят с суда приговоренные.

На мое счастье возле лотков терся теперь старик во взъерошенной старой шубейке. Высоко поднятый воротник не мог скрыть набрякшего бугристого носа. Старик попятился назад, как только охранник подошел к лоткам, оторвав один из пакетиков и брякнув:

- Так как же нету, а это что?

- А вы попробуйте, попробуйте насыпать в него, он же сейчас порвется, глядите, какой тоненький, - хватался я за соломинку.

В этот самый момент раздался противный скрежет железки об пол. Отступавший старик наткнулся спиной на прилавок с болезненного вида мандаринами. Некоторые из них попадали и покатились, а вслед за этим лопнуло что-то под шубой у старика. В том месте, где он держал руку – будто хватаясь за сердце.

Из-под шубы посыпались на пол рожки, ракушки и завитушки макаронных изделий. Охранник сделал к обескураженному деду шаг, под тяжелым его берцем хрустнула несколько макаронок. Одной рукой Вадим Несторович достал дубинку, второй схватил деда за воротник и потащил куда-то в сторону подсобки. На полдороги обернулся, гавкнул, набычившись малиновой злой ряшкой:

- Стоило бы и вас проверить, на всякий случай.

- Что же тут проверять? – как бы озлился и я. – Вы же и сами могли видеть качество здешних пакетиков!

- А-а… - махнул он дубинкой и потащил деда дальше.

Хрустко ступая по предмету минувшего разговора, заметно осмелев, я отправился к кассе: продавщица одна не могла меня теперь остановить – да и занята она была бабушкой с десятком яиц в рваной картонной коробке. Бабушку я аккуратно обогнул и выскользнул в открывшиеся навстречу двери.

На улице было морозно. Солнце светилось распаренным, как из бани, рылом. Совсем мелкий падал в этом году снег. Я шел не спеша по пустынному в это время бульвару. Только пара других бомжей сидела на лавке с бурыми рябыми лицами, глотая из пластиковой бутылки по очереди. Зачерпнув из кармана горстку каменных макарошек, я засыпал их в рот, и он тотчас наполнился победным хрустом. Хотя оставалось сомнение: не мои ли зубы это хрустят? И тогда я стал из осторожности макаронки не грызть, а посасывать, вспоминая, как в детстве как-то засунул так в рот дюжину карамелек монпансье; и они так же гремели во рту, перемешиваемые языком, и от сладости закипала слюна. Так что и теперь было все почти так же, то же чувство возрождалось во мне – чувство полноты и неизбежности счастья. Неотличимо похожее. Идентичное натуральному. Будто и сам я стал как прежде. Идентичный. Настоящий. Без ГМО, консервантов и лишнего сахара.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Иван Евсеенко (мл). Чиквантино

October 25, 2019

1/10
Please reload

Недавние посты