Тренд на обиду

January 31, 2018

 

   Бывало, что Таборов задавался – задавался вопросом, а что нужно написать, чтобы стать знаменитым? Иными словами, все тот же проклятый вопрос, или даже вопросы: кому на Руси жить хорошо? почем опиум для народа? и что пипл нынче хавает? Так, прослушав хуеву тучу современной русскоязычной говно-порно-музыки и осилив пару-тройку книжонок из передовой (ха-ха-ха) современной русской литературы, пришел он к выводу, что наиболее успешно пипл хавает обиду. Простую русскую обиду. За которую в жопу ебут и на горбе же твоем воду возят. Впрочем, обида бывает разной. Совсем необязательно кукарекать на обидчиков петушком из-под нар, есть куда более красивые способы выразить обиду. Понятно, что написать песню, книгу, снять фильм. Но вопрос стоит – как? Как сделать это, чтоб не выглядеть выебанным в жопу или истеричкой Солженицыным, использовавшим CapsLock до того (причем задолго), как это стало мейнстримом. Припизднутый с горя сексот Солженицын остался непонятым американцами за своим не въебенно высоким забором, да и русская молодежь, при всем старании либералов (сериалы, биографии, мемуары), не сильно-то его почитывает: длинно и скучно, да и пиздеж процентов на восемьдесят. И в лучшем случае отношение к нему как какому-то легендарному, полумифическому бойцу за справедливость. Но так, чтобы читать, да ну его нахуй! Хотя что я опять все о Исаевиче? Давно пора похоронить эту старую бабу, этого почетного призрака ГУЛАГА (даже шаурмисты говорят, что он в следующей жизни стал собакой правнучки Сталина) в его собственных обидах и плесенях. Нас ждет другая тема. 
   Так как же облечь обиду во что-то приятное и незафаршмаченное? Самый легкий и быстрый (на эмоциях) способ выразить ее в форме протеста. Мол, это не я обиделся, это мне за державу обидно. Обидно за разруху и стариков в переходах метро и т.д. На самом деле автору могла просто соседка не дать, а он написал песню о том, что в России каждой пятой женщине суждено стать блядью. Или вот еще способ мимикрировать обиду. Изобразить ее шуткой. Сатирически, пародийно. Это на Руси современной вообще любят – все превратить в шуточку. Тебя, обиженного, ебут в жопу, а ты крепись и смейся. Денег нет, но вы держитесь, разве не смешно? Да обхохочешься. А взять хотя бы нашего, блядь, самого читаемого автора – Витюшу Пелевина? Что есть его творчество как не квинтэссенция обиды? Казалось бы, за что? Популярность, известность! Но в этом и есть парадокс русской обиды. Чтобы быть в этой нашей странной и парадоксальной русской жизни не обиженным, нужно на словах быть все же обиженным – нести обиду свою как крест. Вспомнить хотя бы либералов наших: чем они обиженней, тем популярнее и богаче. Вот и Пелевин своим постмодернистским ехидным смешком который год безуспешно лечит себя от обиды. Но обида только прогрессирует. Обида за то, что зарабатываешь на обиде. Культивируешь обиду в себе и других, делая ее знаменем – пламенем в сердце, всепоглощающим и никого не прощающим. Потому что со временем обида перестает быть привязанной к кому-то конкретному, она расплывается в сознании ядом – становится способом восприятия действительности. По принципу – а мне? а почему так? а нам опять не дали? А все равно мудаки! и почему я должен? 
  Постыдное чувство становится честью и доблестью обиженного. Он показывает пальчиком на злых недосягаемых дядек в пиджаках и военных формах и смеется дурачком, а вместе с ним и остальные горемыки и недотроги в сальных тапочках. Целительный, все обесценивающий смех рокочет над страной; от него звенит в сервантах советский хрусталь, дрожат окна в хрущевках, стучат по батарее разбуженные этим смехом жильцы и тоже смеются, и тоже плачут от смеха своего. Если бы не было в Пелевине этой всенародной обиды, стал бы он самым читаемым автором? Хуюшки! Да и все эти его бесконечные (постфактум) подъебки и необоснованные претензии к русским классикам выдают с потрохами его смердяковскую душонку. Пелевин подобен голубю, срущему на один из памятников Пушкину. Обида, всепожирающая, - что никогда не написать серьезный вещи и быть всегда «Кривым зеркалом» и «Аншлагом» в литературе, лишь смехуечки да шуточки. Обида за обиду. 
   Ну хватит с Пелевина! Солженицын, Пелевин, все это пустяки – с одной ветки два срущих голубя. Есть еще куда более благородный способ исчерпать свою обиду в творчестве. Обидеться на обиженных. На либералов всех толков и заквасок: феминистов, педерастов, копрофилов и зоофилов; жить по принципу – назло и поперек, и «все, что угодно лишь бы не нравиться вам». А «вам», это кому? А это – обиженному большинству. И ради этого стать фашистом, ибо свободолюбивое обиженное большинство слаще всего любит ругать всех запрещающих срать на улице фашистами. Да, этот способ борьбы и достижения славы благороднее, потому что опаснее, сложнее и в общем-то большой славы не обещает, хотя и тешит самолюбие, в разы менее ущемляя границы совести. Но и это по большому, гамбургскому, счету всего лишь обида, возведенная в идеологию масс. В их веру, надежду и любовь. А все ради чего? Да так, от обиды. От обиды да зависти. И от восторга перед брошенным камнем в каску мента – приземленного, лишенного былых заслуг космонавта.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Надежда Евстигнеева. Мордовка Анякай

December 8, 2019

1/10
Please reload

Недавние посты